Казьмин Александр Владимирович

1991 года рождения. 1-я рота 2-го оперативного батальона ОМОН ЦСН ГУ МВД России по г. Москве.

Статус в Болотном деле – потерпевший. Опознал Максима Лузянина как одного из нападавших на него 6 мая. На заседании суда по делу Михаила Косенко отказался подтвердить материалы следствия и опознать его как одного из нападавших, но остаётся потерпевшим по делу – свидетели Санаев и Лукьянов опознали Косенко как нападавшего на Казьмина.

22 июля 2013 заявил на заседании суда по делу Михаила Косенко (цитируем онлайн-трансляцию РосУзника):
“Даже если именно Косенко наносил травмы, зла я ему не хочу. Я не хочу, чтобы товарищ Косенко сидел в тюрьме. Я хочу сказать всем блогерам и журналистам от чистой души, что 6 мая 2012 г я никого не бил, даже пальцем не тронул. Я не отброс России”.

По результатам событий 6 мая на Болотной заслужил внеочередное предоставление служебной квартиры.

Интервью с Казьминым в журнале Esquire:

«Я с Орловской области и считаю, что мужчина должен быть воином.

Профессию хотел такую: либо военным стать, либо в ОМОН пойти, поскольку там командировки на Северный Кавказ часто бывают. Митинг на Болотной площади я очень хорошо запомнил. Б 15.00 поступила команда усилить оцепление на Болотной площади. Сначала я стоял на Большом Каменном мосту, а через час наш наряд разбили на отряды задержания. Мы работали в группах по четыре человека, и в 18.00, после прорыва основной цени, к нам поступила команда из штаба задерживать людей. Нам говорили. что нужно задерживать зачинщиков.

Мы выдвинулись в толпу, и я раза три лично уворачивался от летящих камней. Камнем я ни разу не получил, но вычислил человека, который их кидал. Попытались выхватить его из толпы, но он сразу же убежал за других людей, и задержать его у нас не получилось. Потом на меня сзади набросился человек. Прыгнул с разбегу на плечи, схватил за голову, сорвал «джетту» – как он выглядел, я не помню, но потом отыскали видео, на котором я смог сто разглядеть и опознать. Я упал, несколько человек схватили меня, сорвали бронежилет, вырвали резиновую палку. Когда я попытался оттолкнуться от земли, меня ударили ногой в голову, а потом – по затылку и по туловищу. Видимо, я попал в то место, где было много очень озлобленных людей. Я уже ничего не понимал, а через несколько секунд меня подняли товарищи Три недели я лежал в госпитале, потом уехал в отпуск. 20 мая я узнал о том, что мне дали служебную квартиру на Можайском шоссе. Она небольшая, 39 квадратных метров, но есть балкон. Травма на мне никак не сказалась: я до сих пор люблю спорт и веду очень активный образ жизни. Много бегаю, не курю и не пью.»
Из материала “Каска со счастливым концом” Светланы Рейтер, Esquire №82

«Сначала митинг проходил мирно и спокойно <…>. Через некоторое время в толпе людей появились лица в масках. Практически сразу же с их появлением в толпе появились группы провокаторов беспорядков, были лица с мегафонами, которые не только выкрикивали призывы, но и координировали действия своих единомышленников. В итоге к 17.00 провокаторы беспорядков стали призывать толпу к прорыву через наши ограждения и проходу в сторону Московского Кремля. <…> Я с кем-то из бойцов полиции моей группы попытались задержать данных граждан, для чего проследовали в толпу. <…> Однако меня окружили, стали избивать руками и ногами по голове и туловищу, сняли с меня защиту, шлем, отняли резиновую палку, повалили на асфальт и продолжили избивать уже лежачего». (“Новая газета”)