Филиппов Владимир Николаевич

1980 года рождения. Сотрудник 2-го взвода 3-й роты 2-го оперативного полка ГУ МВД России по г. Москве. Рядовой полиции.

Филиппов

Потерпевший по делу Ярослава Белоусова.

29 октября выступал свидетелем обвинения на судебном заседании по продлению ареста Ярослава Белоусова. РосУзник: «Следователь Габдулин сообщил, что Белоусов кинул в плечо ОМОНовца Филиппова бильярдный шар, основания – показания потерпевшего, причем Филиппов узнал Луцкевича только после задержания по фотографии, но что адвокат Айвазян уместно вопросил о причинах первичного задержания Дениса».

На допросе 8 мая боец Филиппов рассказал, как с него сорвали шлем, после чего некий молодой человек нанес ему не менее четырех ударов по голове. Он подробно описывает нападавшего, и это — не Белоусов. Других эпизодов насилия в отношении себя Филиппов не помнит. На допросе 25 мая он снова описывает нападавшего, а вот характер насильственных действий изменился настолько, что заслуживает цитирования: «После того, как с меня сорвали шлем, мне по теменной области головы стали наносить удары куском асфальта. <…> На последнем ударе кусок асфальта рассыпался об мою голову». Кроме того, Филиппов вспомнил, что после этого эпизода один из молодых людей бросил в него предмет, напоминающий бильярдный шар, и попал в плечо. А уже 5 июня Филиппов опознал на видео в качестве метателя некоего круглого желтого предмета Ярослава Белоусова.

Медэкспертиза повреждений плеча не засвидетельствовала.

Репортаж из зала суда 13.11.2013, где Филиппов давал показания:

Начинается допрос потерпевшего – бойца ОМОНа 2 оперативного батальона 3 роты 2 взвода Филиппова Владимира Николаевича. Судья традиционно спрашивает, знаком ли ему кто-либо из подсудимых? Филиппов, даже не взглянув в сторону ребят, заявляет: «Да, Белоусов», но при этом не указывает на него.

По сообщению потерпевшего, 6 мая 2012 года он прибыл в район Болотной площади на «Урале» ближе к обеду: «Остановились на Большом каменном мосту и ждали дальнейших указаний». Инструктаж на разводе о недопущении беспорядков, соблюдении законности, вежливом общении с гражданами проводил старший наряда – полковник полиции Белов А.С. При этом о времени шествия и месте, откуда оно должно было начинаться, сказано не было. Административные границы Болотной площади, по словам Филиппова, ему не известны.
Потерпевший говорит, что сам прорыв цепочки оцепления не видел, но после её разрыва и восстановления сотрудники разбились на группы задержания. Старшим в его группе был боец ОМОНа Деркач А.О. (прим. — его допрос проходил на заседании от 24 сентября 2013 года), увидевший «одного из хулиганов», которого «начали преследовать». Но Деркача «повалили с ног», а сам Филиппов «наткнулся на трубу или штык», ему нанесли около 3 ударов по голове «чем-то твёрдым, оказалось – куском асфальта», после чего сотрудники полиции начали его оттаскивать. При отходе он также получен удар в район правого плеча. Вместе с тем признаков массовых беспорядков (погромов, поджогов, уничтожения имущества) он не видел. Боковым зрением потерпевший увидел замах и бросок жёлтого предмета округло формы, «похожего на бильярдный шар». Любопытно, что ему «хватило взгляда, чтобы запомнить» Ярослава Белоусова, в то время как никого больше запомнить не удалось. После этого он обратился к сотрудникам скорой помощи, а на следующий день его повезли в 1-ую поликлинику. Филиппов заявляет, что получил травму головы, правой кисти и ушиб плеча.

Екатерина Горяйнова (адвокат Ярослава Белоусова) пытается выяснить, почему же сотрудники полиции никого не задержали? Потерпевший поясняет, что их «сразу окружили», они получили травмы и были оставлены в резерве. Защитник спрашивает, знает ли Филиппов вес, диаметр бильярдного шара? Тот отвечает отрицательно, хотя говорит, что брошенный в него предмет был тяжёлый и круглый «как бильярдный шар». Сколько раз его допрашивали, потерпевший не помнит. Ярослава Белоусова он «увидел по интернету» на фото, но описать его не смог, указав только на худощавость молодого человека (которую он определил по скулам и плечам). Кроме того, Филиппов принимал участие только в очной ставке, процедура опознания не проводилась. А о гематоме плеча, о которой он заявил в ходе судебного слушания, в судебно-медицинской экспертизе вовсе не говорится, не упоминается она и в листе нетрудоспособности. Более того, на допросе от 8 мая 2012 года потерпевший говорил только о повреждениях головы и руки и заявлял, что больше телесных повреждений ему нанесено не было и что «более никаких противоправных действий не совершалось».

В связи с противоречиями, данными на заседании и ранее, Дмитрий Аграновский (адвокат Владимира Акименкова и Ярослава Белоусова) просит огласить протокол допроса потерпевшего от 8 мая 2012 года. Мотивирует защитник это тем, что ранее эпизод с Белоусовым и бильярдным шаром Филиппов не упоминал. Защита поддерживает заявленное ходатайство, обвинение в лице Стрекаловой возражает, так как «никаких существенных противоречий не указано». Судья оставляет ходатайство без удовлетворения.

Андрей Барабанов делает заявление, в котором отмечает, что 4-х дневный режим судебных заседаний (прим. – с 11 ноября слушания ведутся 4 раза в неделю) негативно сказывается на подсудимых: их очень поздно доставляют в камеры, у них нет времени на 8-ми часовой сон и на четвёртый день заседаний они плохо себя чувствуют. Однако судья не придаёт этому значения.
Дмитрий Аграновский повторно заявляет ходатайство, так как противоречие, по его мнению, существенное – в ходе допроса на предварительном следствии Филиппов не говорил о Белоусове и нанесённом ударе в плечо. Гособвинение снова возражает, так как «новых доводов не приведено», Никишина повторно отклоняет ходатайство.

http://rosuznik.org/news/89
http://www.novayagazeta.ru/inquests/57999.html