Дмитрий Борко: Художественное кино от Следственного Комитета

Вот уже который день на суде над 12-ю «болотниками» мы смотрим кино. В наступивший век «тотальной съемки» фотографии и видеозаписи становятся мощным аргументом в суде. Право не поспевает разрабатывать принципы использования таких материалов. «Болотный» процесс — первый, в котором обвинение основывается на гигантском объеме видеоматериалов. Мы уже отсмотрели в суде более 20 часов записей, и это не конец.

Видеозаписи УПК относит к вещественным доказательствам. Если не брать во внимание обрывки плакатов, флаги и разрозненную обувь, обильно собранные следствием на Болотной площади вечером 6 мая, видео — основной «вещдок». Именно с него начинали следователи поиски «преступников», именно оно лежит в основе всех обвинений. Есть еще свидетели и потерпевшие из числа полицейских. Но скорее всего, они «появились» уже после обнаружения и опознания на видеозаписях конкретных обвиняемых.

Все правила сбора, изучения и принятия вещественных доказательств тщательно прописаны. Процедура – основа суда. Без нее суд превращается в демагогию.
Сперва вещдок должен быть в общем виде обследован и описан в присутствии понятых. Чтобы понять его происхождение и отношение к делу, на суде сперва зачитываются протоколы: появления вещдока (обнаружения в каком-то месте или изъятия у какого-то человека) и общего описания. Затем суд изучает сам предмет. В нашем случае — смотрит видео.

Чтобы понять многочисленные протесты защиты, посмотрим, как это происходит на «Болотном процессе».

Нам читают протокол описания видео. К примеру:

«В толпу митингующих входят группы сотрудников полиции для задержания наиболее агрессивно настроенных участников массовых беспорядков.»

Что не так? откуда бесстрастный зритель (а именно таким и должен быть следователь, описывающий вещдок) знает о намерениях полицейских? Как он определяет «наиболее агресивных»? Наличие массовых беспорядков еще предстоит установить суду.

« …на отрезке видеозаписи с 02 ч. 57 мин. по 02 ч. 58 мин. запечатлено как на участке местности на повороте с Малого каменного моста на Болотную набережную г. Москвы большая группа людей прорывает оцепление сотрудников полиции. В первых рядах … находится Савёлов А.В. В момент прорыва оцепления Савёлов А.В. вторым, толкая в спину мужчину, стоящего перед ним на сотрудников полиции, стоящих в оцеплении, проходит через образовавшуюся брешь. … После этого Савёлов быстро встаёт и быстрым шагом направляется в сторону Большого Каменного моста»

Что не так? Выходит так, что Савелов — осознанный участник и, едва ли, не инициатор прорыва. В действительности он идет не спеша, растерянно озираясь. Куда он идет — также неясно из видеозаписи. Следователь описал свою историю, а не видеозапись. Сам Савелов утверждает, что в давке его просто засосало в щель прорыва.

«В кадре пояляется боец … Насонов А.В. одетый в форменное обмундирование «Ночь 91», каску «Джетта» черного цвета, бронежилет черного цвета…, и командир 2-го взвода Кувшинников К.Е., одетый в форменное обмундирование «Ночь 91», каску «Джетта» черного цвета, бронежилет черного цвета… Они ведут, с разных сторон взяв за руки Зимина С.Ю., одетого в….»

Что не так? Откуда описывающий знает имена закованных в броню и закрытых касками полицейских? Откуда ему известно имя Зимина? В деле нет ни опознания этим следователем Зимина, ни тем более — экспертизы, устанавливающей идентичность людей на кадрах.

«В кадре, СПИНОЙ К СНИМАЮЩЕМУ, появляется Я.Белоусов с небольшой бородкой и усами светлого цвета »Комментарии излишни.

В описаниях много и прямой фантазии. Ну не видим мы того, о чем подробно рассказывает следователь!Основной предмет для рассмотрения судом — сам вещдок. Т.е. видеозапись. Но обвинение называет ее лишь «приложением к Протоколу осмотра». Главным аргументом становится Протокол – банальная техническая опись, превратившаяся в вольную фантазию следователя Гуркина С.А. И фактически пересказывающая текст обвинения.

Естественно, после каждого такого опуса защита требует исключить это «доказательство».
Адвокат Вадим Клювгант: «Вместо одного следственного действия (описи вещдока) в протоколах объединены сразу три: опись, опознание и свидетельские показания». Причем свидетельские показания дает следователь Гуркин… самому себе! Ведь именно так можно назвать то, что он делает: посмотрев видео, пересказывает своими словами собственные впечатления от увиденного, свою интерпретацию. УПК запрещает человеку, давшему показания, участвовать в следствии. А опознание не может смешиваться с другим действием, для него есть отдельная, очень строгая процедура.

Но это — далеко не все. В «пакете» вещдоков по Саше Духаниной лежит 15 видеофрагментов. На них показаны то ли два, то ли три эпизода, но — с разных точек. Более того, три файла абсолютно идентичны между собой. Возможно, это — одно видео, скачанное с трех разных страниц интернета… Выходит, что Духанина обвиняется в том, что 15 раз бросала что-то в полицейских? Или нет? Обвинение не удосуживается пояснить.

Совсем смешное: большинство протоколов, составленных в разные дни, подписала одна и та же пара понятых: Медведев Дмитрий Витальевич и Мальцев Антов Олегович (орфография оригиналов). Кто эти два стоика, отсмотревшие вместе со следователем многие часы видеозаписей?

Про отсутствие оригиналов видео и говорить нечего. Приложенные к Делу файлы — результат многих компиляций и перезаписей, причем “в отсутствие специалиста”. Об исходных файлах история умалчивает. Точное время и место съемки сюжетов также не установлены.

Что мы смотрим и читаем? Читаем беллетристику, говорят адвокаты, смотрим художественное кино…

Напоследок – полный набор видео, “доказывающего” виновность Владимира Акименкова. Файлов всего два. Второй обвинение описывает так:
“на видеозаписи запечатлены массовые беспорядки в районе Болотной площади г. Москвы. С 12 мин. 03 сек. по 12 мин. 22 сек. зафиксирован участок местности на Болотной набережной, скопление граждан, группа сотрудников полиции в окружении граждан, Акименков В.Г., находящийся справа от указанной группы сотрудников полиции со стороны Водоотводного канала, он выходит из скопления граждан и становится перед указанной группой сотрудников полиции, начинает подходить к ним, исчезает из кадра, снова появляется, 2 сотрудника полиции задерживают Акименкова В.Г. и отводят его в сторону Малого каменного моста, во время задержания Акименков В.Г. замахивается на сотрудников полиции.” Судите сами.

ОБВИНЕНИЕ АКИМЕНКОВУ: ВИДЕО №1

ОБВИНЕНИЕ АКИМЕНКОВУ: ВИДЕО №2

Грани.Ру